Элька знакомство с весточкой скачать

Скачать Волшебные Холмы Серия 7 День Рождения Чайки mp3 бесплатно

элька знакомство с весточкой скачать

Приключения Эльки и его друзей: Часть 1 Серия 5 Знакомство с Часть 1 Серия 11 Знакомство с Весточкой ()Мультфильмы Фильмы Детям. «Приключения Эльки и его друзей: Волшебные холмы» 2 серия 1 сезона. 1 серия 3 серия Поделиться Скачать Комментировать. Поделиться. Код для . Элька () DVD9 от New-Team | Лицензия. Скачать neusachifi.tkt Белый медвежонок Элька обнаруживает возле своего дома Волшебный Тоннель . Новые приключения Эльки: Знакомство с Весточкой / День рождения.

И я отправилась к его сиятельству. Я понимала, что просто взять Клода за руку и увести с собой не получится. Эйнэр и мой сын сидели в креслах и что-то горячо обсуждали. Кшедо лежал на ковре у ног повелителя. Увидев меня, Клод рванулся навстречу: За ним бросился кшедо. Я обняла и поцеловала сына. Князь поднялся на ноги и внимательно поглядел на меня: Я скромно опустила глаза: Прошло шесть лет, а я до сих пор чувствую их на губах Не говоря уж о последствиях Эльф сощурил глаза и, кажется, покраснел.

Ага, все-таки стыдно стало! Кшедо, радостно повизгивая, ползал у моих ног. Я обняла его, а потом упала на его гладкий бок, и улеглась, как на большом ковре, демонстрируя князю свой голый живот. Клод моментально присоединился ко мне, а Эйнер смотрел с удивлением: Хочу посмотреть на его успехи в верховой езде.

У меня давно уже нет ни папы, ни мамы. Ну, если ему этого очень хочется, то пусть идет. Я постаралась сказать это как можно небрежнее и заметила, что эльф как-то странно взглянул на.

А то окажешься плохим актером, и тебя освищут. Я тут же сменила гнев на милость: А вот вечером буду полностью в вашем распоряжении. Сегодня счастливее меня не было никого на свете: А вечером ужинали в покоях повелителя.

Однако есть я здесь опасалась. Брала пищу только после хозяина.

Волшебные холмы. Сезон 1. 01 серия. Элька ищет друзей.

Князь заметил и усмехнулся: Даю слово, что вы в полной безопасности. После ужина я опять увела с собой сына, и свою жизнь с этого дня решила изменить полностью. С утра, пока Клод еще спал, устроила себе тренировку, а потом вскочила на коня и вскоре была в Долине движущихся камней.

Меня все время тянула туда какая-то неведомая сила. Да и камни как-то странно реагировали на мое появление. Вот и сейчас они зашевелились, и из-под земли послышалась тихая, но настойчивая мелодия.

Я так и не могла понять, действительно ее слышу, или она существует только в моем воображении. В голосе моей красавицы послышалось беспокойство: Не ходи туда и не давай себя заворожить. Второй раз может и не получиться: Отличное настроение не покидало. Я скакала обратно и думала: Тогда зачем нацепила эти черные тряпки? Зачем все время оплакиваю его?

Пока не узнаю точно, буду думать о нем, как о живом. Ну, должен же найтись хоть один человек, который знает правду! Вряд ли Кэрол и его команда сгинули в каком-нибудь Бермудском треугольнике Сына и князя Эйнэра я увидела издалека. Эйнэр учил Клода стрельбе из лука. Считалось, что каждый эльф обязан искусно владеть этим оружием.

Я весело поздоровалась, поцеловала ребенка и спросила: Князь опять подозрительно посмотрел на меня и сощурился: И вдруг быстро шагнул ко мне, прижал к себе и прошептал: Ничего-то вы не сможете прочитать в моих мыслях: Князь распорядился принести еще один лук, и приступил к моему обучению. Да, кажется, этот учитель будет похлеще Трайса. Правда, повелитель не забывал к бочке дегтя добавлять ложку меда: Ну да ладно, ваше сиятельство: Научиться хорошо стрелять из лука мне хотелось уже. Я начала заниматься этим еще в Кэрдарии, но выдающихся успехов не достигла.

Зато под руководством князя мои достижения росли с каждым днем. После тренировки я заявила: Всех приглашаю со. Клод завизжал от радости.

Стихотворение Божий дар

Эйнэр широко и удивленно распахнул свои раскосые глаза, но, никак не прокомментировав мое предложение, отправился с нами. Как ни странно, я обогнала в плавании не только Клода, но и повелителя.

Вряд ли ему было это приятно, но он только сказал сыну: Опять повелитель использует это выражение: Князь, по всей видимости, был очень доволен изменениями, которые происходили со мной, и решил, что я смирилась.

В голове зазвучали слова песни: И опять я подумала: А, тем более, продолжать удерживать меня силой. Вечером я объявила Эйнэру, что хочу посетить бал. Подозрение опять мелькнуло в его взгляде, и я поспешила добавить: Вы правы, когда ещё не было таких красивых и разнообразных игрушек как сейчас, люди украшали ёлку тем, что у них. Это могли быть яблочки, орехи. Потом к украшениям добавились свечи, пряники и печенья.

Позже стали изготавливаться и более долговечные украшения: Тут были и бумажные цветы и искусные поделки из ваты, из серебряной фольги возникали елочные феи, изящные звездочки, бабочки и забавные фигурки зверей, а из скрученных оловянных проволочек делали мишуру.

Есть легенда, что своим появлением на свет мишура обязана доброй фее: Спустя несколько лет мастера научились выдувать разноцветные шары из стекла, которые и украсили колючие ветки. Но, к сожалению, не все могли себе позволить такое украшение, оно было довольно дорогое. А чуда на праздник хотелось. Вот и наряжали ёлочку снежинками из фольги, войлочными шариками, вырезанными из дерева игрушками, вязаными варежками, носочками.

Также на веточках могли появиться ангелочки. Ведь каждый человек верит, что у него есть свой ангел-хранитель. И, не забывая об этом, на ёлке можно было увидеть ангелов из ткани, бумаги, стекла. Кроме шаров, мастера научились выдувать из стекла другие формы: Мне помниться ваша ёлка тоже была украшена игрушками, и все они были из разных материалов. Кто запомнил, из чего были сделаны украшения, пока они таинственным образом не пропали?

Варианта ответов стекло, фольга, пластик, пенопласт, пластмасса. Вы очень много знаете. А сможете ли вы использовать свои знания ведь просьбу нашей гостьи мы так и не выполнили.

Как же мы всё-таки можем помочь ей?

элька знакомство с весточкой скачать

Пусть каждый предложит что-то своё. Думаю, вы справитесь с этой задачей, и у каждого из вас получится своя неповторимая игрушка. А нашей ёлочке будет приятно, если мы её запомним нарядной, красивой. Выбирайте материалы и инструменты, которые помогу вам в работе. Выбор материалов и инструментов детьми.

элька знакомство с весточкой скачать

Я думаю, что музыка вам подскажет, какое чудо вам сотворить. Самостоятельная работа детей изготовление новогодней игрушки. После изготовления игрушки дети украшают ей ёлку. Посмотрите, какая ёлочка у нас получилась!

Она стала такая же как была у вас на празднике? Как вы думаете, почему она не такая? Я возразила, что мы спешим на занятия. И что там вас ждет? Да, я не люблю петь хором, -- доложил он, сразу обозначив свою жизненную позицию. Извините нас, но мы уже опаздываем Я не могла скрыть своего раздражения.

Меня возмутило, что он, хоть и слепой, вошел к нам без стука. И, судя по всему, сделал это намеренно. Коста поднялся со стула: У меня был абсолютный слух, вот почему, поступив в музучилище, я попала в эту отдельную группу, состоявшую из трех слепых и одного слабовидящего.

Мы учились на разных отделениях, но ежедневно встречались на теоретических занятиях. Сольфеджио проводила Ольга Ивановна, бывшая солистка оперного театра, энергичная пожилая женщина с круглым приятным лицом, покрытым сетью мелких морщинок, -- такие лица в старости, по моим наблюдениям, бывают у людей с чистой совестью.

Она любила слепых, всячески их приваживала и разговаривала с ними приподнятым тоном, свидетельствующим о том, что человек она хороший, что она постоянно находится в высоком градусе некой гражданской озабоченности, подразумевающей приобщение всех нас, молодых, к какой-то особо насыщенной общественной жизни -- если и мы усвоим этот тон.

Слепые при всем своем абсолютном слухе ей верили, а я подозревала, что эта былинная жизнь, на которую намекал ее энтузиазм, давно исчерпала себя в своей наивности. Ольга Ивановна приучила себя как бы не замечать их слепоты, относясь к ней требовательно и нетерпеливо, как к какой-то шалости: Им нравилось, когда она, прервав диктовку, говорила чуть капризным голосом бывшей примадонны: Я догадывалась, какую роль Ольга Ивановна припасла для меня, взяв в эту группу, -- роль помощника и поводыря, в которую я, надо сказать, со временем вжилась до такой степени, что в какой-то момент даже потеряла себя, но это случилось позже, а тогда, на первых занятиях, я наслаждалась своей избранностью, своим абсолютным слухом, который в координатах прежней моей жизни ничего не значил.

Ольга Ивановна открыто льстила мне; кивая в сторону слепых, говорила: Я сидела на первой парте, честно отвернувшись от клавиатуры. Преподаватели во время музыкального диктанта стараются прикрывать ее книгой, чтобы ученики не подглядели первую ноту. Важна именно первая -- дальше, по интервалам, уже легче сориентироваться. В школе я всегда демонстративно отворачивалась от клавиатуры, в то время как другие ученицы вытягивали шеи, пытаясь вычислить эту первую.

Оглянувшись на слепых, я увидела, как они приникли к партам, застыли и насупились: Коста смежил веки, длинные ресницы его слегка подрагивали.

neusachifi.tk - Новые приключения Эльки и его друзей, , Россия, Анимационный

Заур побледнел от волнения, стали отчетливо заметны веснушки на его худом лице молодого старичка. Слабовидящий Теймураз таращил линзы на Ольгу Ивановну, будто надеялся увидеть вылетевшую ноту остатком своего зрения. Женя сложил губы трубочкой, напряженно ожидая, когда грянет мелодия и покатятся ноты, как клубок ниток, которые надо ухватить за хвостик Определив тональность и размер, мы приступили к записи.

элька знакомство с весточкой скачать

Я быстро принялась набрасывать ноты, расставив по ходу знаки тональности: Ольга Ивановна закончила игру, а я уже ритмически оформляла диктант, дирижируя себе одним пальцем. Осторожно оглянулась на слепых: Я написала диктант быстрее слепых, но не потому, что лучше слышала музыку, а по чисто техническим причинам. В распоряжении слепых была металлическая рельефно-точечная решетка со шрифтом Брайля, в основе его лежала комбинация из шести точек.

В этих точках поместилась не только письменность для слепых, но и музыкальная грамота. Решетку они называли "прибор". Через нее при помощи предмета, похожего на маленькую отвертку или шильце для забора крови из пальца, они вступали с миром в переписку. Позже я увидела ноты слепых -- большие фолианты с толстыми страницами, испещренными выдавленными на них точками, как будто по бумаге прошелся жучок-короед. Где обозначение размера, тональность? Знак форте, крещендо, стакатто?

Тихие, ничего не говорящие мне листы бумаги, книжка для насекомых. Ольга Ивановна повторно играла контрольную мелодию лишь в том случае, когда она была сложна ритмически или длинна. Я всегда заканчивала запись диктанта первой. Поставив последний нотный знак, закрывала тетрадь и как завороженная следила за тем, как они роют бумагу, испещряя ее наколками.

Странно было осознавать, что это углубление -- нота. Нота -- отсутствие ноты, пустота вместо нее, точно саму ноту склевала птица. В первые дни основная моя забота состояла в том, чтобы привести свою хаотическую, необязательную речь в порядок, отладить для общения со слепыми лексические связи и проложить мосты через фигуры умолчания.

элька знакомство с весточкой скачать

Запреты, которые я на себя налагала, казалось, были чисто лексического свойства: Даже когда слепых не было рядом, я продолжала машинально натаскивать себя на мир запахов и касаний, адаптируя свои впечатления или события для слепых, как для каких-нибудь первоклашек.

Удельный вес усилий, необходимых для этого мысленного отсева слов, казался намного тяжелей обычного, странно было чувствовать себя дистиллированным голосом, чистым словом, которому не принарядиться в самый невинный жест. Я стала разборчивой в словах. Мой вываренный в молодежном сленге язык сделался взыскательней к себе, но вместе с тем дыхание фразы -- затрудненным: И мне становилось все легче, словно я выбрасывала по одному мешки с песком из корзины, подымаясь на воздушном шаре, оберегая себя от общения с людьми случайными, под чье косноязычие мне так долго приходилось подстраиваться, чтобы не быть белой вороной, и я удивлялась самой себе: Слепые словно открывали мне глаза на саму.

Я отвечала фразой, от которой у меня самой уже ныли зубы: Мне казалось, что таким образом я могу защитить их достоинство. Но напрасно я пропускала свою речь через фильтр, на котором оседала пыльца зримого мира. Им не надо было давать фору -- ни ладью, ни коня: Слепые сами дали мне это понять. Приноравливая свою речь для них, я совала им под нос огромные крючья общих мест, на которые невозможно было не навесить банальность.

То есть сначала наше общение было настолько простым, что исключало малейшие знаки препинания. Но позже я заметила, что они сами выбрасывают мне крючок за крючком, на которые я начинаю потихоньку ловиться. Оказалось, что они умеют двигаться в паре.

Мы впятером отодвигали в сторону стол. Все равно, думала я, это мы понарошку Я прыгала впереди, они гуськом топтались за мною. Войдя в азарт, я стучала их по ногам, сгибала им колени, не переставая напевать мелодию. Они старались не шаркать. Каждым своим прыжком они словно старались меня в чем-то убедить, и, только когда, выстроившись гуськом и положив друг другу руки на плечи, они впервые прошлись без меня, я догадалась, в чем именно: Ольга Ивановна жила неподалеку от училища, в одном из частных домов.

Двери его выходили во внутренний дворик, когда-то на скорую руку заасфальтированный, с водопроводной колонкой посредине. У самых стен асфальт бугрился, рассыпался, из него неукротимо лезли все новые плети дикого винограда, постоянно затягивающего окна. Слепые любили бывать у нее, они старались использовать малейшую возможность по освоению незнакомого пространства, чтобы раздвинуть свои невидимые горизонты.

Оказывается, в них тоже жила эта естественная человеческая потребность. Должно быть, чашка чаю, выпитая в чужом доме, представала в их воображении символом завоевания неведомой территории, которую их предки покоряли с оружием в руках. Они всегда тщательно собирались в гости к Ольге Ивановне, будто готовились к рискованной вылазке: Когда я впервые пришла в этот дом, я еще не знала, что слепые здесь уже частые гости, но тотчас догадалась об этом по той легкости, с какой они быстро и точно попадали петельками своих курток в крючья вешалки.

Надо было видеть, с каким неторопливым достоинством они это проделывали, точно оставляли в прихожей нечто большее, чем верхняя одежда, как будто она, пока они пьют чай, пускала корни в стены этого дома, укрепляя их положение долгожданных гостей.

Я догадалась, что все уже здесь ими размечено, на каждом шагу расставлены опознавательные знаки и замешаны запахи, что для них посещение дома Ольги Ивановны стало ритуалом, в который они решили вовлечь и. Слепые засуетились вокруг меня, с разных сторон дергая рукава моей куртки. Я поспешила избавиться от нее, и тут на мои плечи опустилась тяжелая вязаная шаль с бахромой, окутавшая меня незнакомым тяжеловесным уютом.

В другую такую же шаль с вывязанными на ней бордовыми и лиловыми цветами завернулась Ольга Ивановна, после чего мы с ней, как парочка зябнущих в провинции чеховских сестер, вступили в большую гостиную с таким обилием кресел вдоль стен, будто здесь изо дня в день разыгрывался один и тот же акт пьесы, в котором герои никак не могут вылупиться из своего плюшевого реквизита и завершить затяжное чаепитие по Станиславскому.

У меня, как видишь, большая библиотека Или, может, попросишь Коста сыграть нам что-нибудь для начала?.

  • Скачать Chess MP3
  • Волшебные холмы
  • музыкальный

Все это можно было проделать в порядке очередности, и я ответила Ольге Ивановне, переняв ее мхатовский распев, что, пожалуй, чай не повредит путешественникам, проделавшим долгий путь по горам, а уже потом можно употребить книги и музыку. Будьте как у себя дома Мы с ними по-разному видели этот дом. Им нравилось, что здесь все мягко и уступчиво, неколебимо стоит на своих местах: Я, напротив, на каждом шагу отмечала угловатость этого жилища, где все предметы разноязыки, точно добыты со дна в разное время погребенных в пучине кораблей.

Прихрамывая, они явились в этот дом с разных исторических свалок, из многих разоренных жилищ, и несли на себе следы разбитых судеб, даже этот плюшевый ковер на диване, на котором время дожевывало следы буколической охоты: Или этот громоздкий буфет с двумя позеленевшими медными амурами на боках, в котором пыль времени почти съела резьбу, буфет, вытащенный Бог весть когда из помещичьей усадьбы.

На окнах висели тяжелые бархатные шторы пурпурной ткани, какой прежде обивали революционные гробы в спектаклях сталинских лауреатов. На одной стене висел портрет в тускло-золоченой раме, закрытый ситцевыми шторками.

Это был портрет отца Ольги Ивановны, бывшего когда-то крупным партийным работником. Портрет был выполнен кистью известного на Кавказе художника, сгинувшего в лагерях в том же предвоенном году, что и его модель. Об этом поведала сама Ольга Ивановна и, раздвинув школьной указкой ситцевые шторки, показала мне смуглое аскетическое лицо с неистовыми глазами. Сидя на венском стуле напротив портрета, я ощущала на себе двойной взгляд, устремленный на меня сквозь шторки: Мне хотелось задать ей вопрос относительно этих шторок: Но Ольга Ивановна поторопилась закрыть лицо отца и перевести разговор на другое -- мы заговорили о книгах, которых у нее было множество.

Это была типичная библиотека, уходящая корнями еще в собирательскую страсть ее отца. Основу ее составляли второстепенные собрания сочинений, растянутые на манер мехов гармони, которые, если ужать их до одного тома, издают бледный звук лопнувшей струны.

И этим печальным звуком они лепились к художественной литературе. Стоило взять один томик в руки, как из него сыпались на пол скелетики пижмы, мать-и-мачехи, с щемящим шорохом сгинувших в перегное лета, обрывки газет, в которых, как в стоячих болотцах, клубились испарения какой-то фантастической реальности, уже вступившей в химическую реакцию с текстом самой книги. Стоило одних томов коснуться пальцем, и они легко поддавались, как расшатанный зуб в десне, другие, напротив, было не сдвинуть с места, словно они были связаны между собою мощными силовыми полями.

Я боюсь больших библиотек. Жизнь в постоянном окружении книг представляется мне исполненной тревоги, как обитание по соседству с некрополем. О людях, имеющих большую библиотеку, обычно с почтением говорят: Эти люди, как и мой отец, относятся с уважением к количеству, им доставляет удовольствие пробегать взглядом по этим клавишам: Я и сама, помнится, авоськами таскала из библиотеки тома Бальзака и Вальтера Скотта, полные авоськи, сквозь ячейки которых, словно руки-ноги поломанных кукол, торчали герцогиня Ланже, генерал Монриво, де Марсе, Камилла де Буа-Траси, Обмани-Смерть, Лилия Долины, -- все эти герои, которые, будучи фантомами, уложили меня, как немощную калеку, на диван, чтобы нашептывать мне свои фантастические истории.

Огромное усилие понадобилось, чтобы вырваться из их объятий. Не я читала книгу, а книга, как могущественный старец одалиску, подкладывала меня под. Я ночевала у нее в изголовье, и я кормила этих так называемых героев своей плотью и кровью, пока не впала в полное умственное и физическое расслабление Все эти книги, судя по их затасканным корешкам, отнимали сон и у доброй Ольги Ивановны.

В разговоре выяснилось, что Ольга Ивановна почти непрестанно читала и перечитывала свои книги, плыла в какие-то дали на продавленном диване с приросшим к руке томиком, развеивая непроглядную ночную тьму светом торшера. Снег ли летел сквозь январскую мглу, томился ли между небом и землею мелкий осетинский дождик, сползали ли с гор лавины, погребающие селения, она читала, роняя на пол сухие, как пепел, закладки. Я думала о ее глазах -- что они видят и видят ли они вообще, мне захотелось подсмотреть, что это за сны она смотрит с прилежностью первой ученицы, что там ей еще показывают, кроме авантюрных приключений, свадеб, смертей Может, сила ее взгляда такова, что под ним, как под микроскопом, с бешенством инфузорий размножается какая-то недоступная моим глазам реальность?

Может, сила ее взгляда такова, что настоящие герои подымаются из книг и живут у нее за стеною, в сумерках неслышно перебегая в другие тома, переложенные июлем, августом, октябрем?. Когда мы допили чай с плюшками, Ольга Ивановна выложила на стол большую папку с тисненой надписью "Music" и осторожно вытрясла из нее горку засушенных растений. Я кладу перед вами растение, а вы называете мне музыкальное произведение, которое оно вам навевает.

Ну, для начала что-нибудь полегче. Вот, например, лесной колокольчик Мы с Коста почти одновременно произнесли: Следующее растение было мне неизвестно, и я спросила, что. А Петр Ильич в свою очередь узурпировал музыкальные вкусы слушателей. По моим наблюдениям, любители Петра Ильича, кроме него, никакой музыки не признают Если их спросишь о современных композиторах, то они обычно называют пьяницу Скрябина Ольга Ивановна сделала мне страшные глаза и даже взяла за руку, чтобы я не спорила со слепым.

Хор может заглушить ваши заносчивые фантазии Коста расхохотался, и моя злость тут же улетучилась. Наш разговор имел такое же отношение к музыке, как прилипший к подошве лист -- к ходьбе пешехода. Мы говорили о чем-то другом, и достаточно хорошо поняли друг друга. Я оглянуться не успела, как они окружили меня и взяли в плен, превратив в полномочного представителя и посла своей маленькой державы, опутали густой сетью подробностей быта, которыми, не будь их, можно было бы пренебречь: Слепые незаметно для моего зрячего глаза заманили меня на свою территорию, вытряхнули мою косметичку и, превратив ее в общий кошелек, ловко, как карманники, всучили ее мне обратно уже в качестве казны некоего теневого государства, призвав к порядку мою обычную расточительность и сделав из меня ревностного эконома, который обязан накормить ораву захребетников.

Они не просто познакомили меня со своими спартанскими порядками, но потихоньку распространили их на мое существование. Прожив всю жизнь или большую часть своей жизни в тесных, назубок затверженных границах в пространстве, ползая по нему, как мухи вниз головой, подушечками пальцев, они сузили его и для меня и урезали меня во времени: Я научилась на ощупь определять на часах минуты опоздания и степень своей вины. Как опытные сатрапы, они знали: Случалось, я предупреждала их, что сегодня вечером приглашена в гости и пусть они ужинают без.

Коварное молчание следовало в ответ. Я начинала дергаться, как стрелка на их часах. Чайник не сумеете поставить? Из потемок тянулись один за другим лицемерные голоса: Я отправлялась в гости. Но как только начинало темнеть, я всякую минуту, как Золушка, поглядывала на стрелку нормальных человеческих часов. Единственное темное окно их комнаты посреди нашего пятиэтажного, ярко освещенного по вечерам общежития притягивало. Глубокая, двойная ночь за их окном, и они, ютящиеся по ее углам на своих кроватях, как на утлых суденышках посреди бушующей тьмы, -- голодные.

Я вдруг вскакивала и без объяснения причин бежала в общежитие, мчалась через мост, заполненный гуляющей молодежью, увертываясь от протянутых рук заигрывающих парней, уже отыскивая взглядом это темное, ущербное посреди общего праздника света и молодости окно, за которым притаились, поджидая меня, мои слепые товарищи, чутко прислушиваясь к шагам в коридоре, и не успевала я войти, как они язвительно совали мне под нос будильник и с хорошо разыгранной обидой в голосе заявляли, что масло у них давно кончилось Потихоньку накаляясь, я начинала отчитываться в каждой истраченной копейке.

Казалось, они с удовольствием слушали, как напитывается обидой мой голос. Они ясно слышали в нем трещинку сомнения: Этого они и добивались -- сомнения, легкой утраты почвы у меня под ногами, зябкого смущения.

С наслаждением впитав это своими чуткими ушами, они свешивали ноги с кроватей и доставали из тумбочек и сумок свои кошельки Странное чувство охватывало меня, отвлеченное от происходившего вокруг: Я там давно живу на ощупь, но передвигаюсь не так уверенно, как они, -- все время боюсь, что меня ненароком опрокинут вместе со стулом или попадут пальцем в глаз, они ни в чем не хотят пойти мне навстречу, делают вид, что свет никому не нужен, хотя он нужен мне, командуют мною как хотят и сводят со мною счеты за то, что при свете дня я ими командую Чем больше они навьючивали на меня обязанностей, тем меньше я ощущала свою зависимость, такой вот почему-то возникал эффект.

Может быть, в этом воплотилась моя давняя мечта о бесплотности своего существования среди других физических тел, без остатка втягивающих в свои отношения и напластования смыслов. Нетрудно быть голосом, еще не проявленной в мире душой, залетающей в избранное пространство, но стоило пересечь сумеречную полосу невесомости и оказаться в компании зрячих, как я начинала чувствовать тяжесть собственного тела, все время идущего ко дну.

Тело по одежке встречают. А по уму провожают подальше. Должно быть, книги, прочитанные мною, запутали. Я перепутала реальное, медленно, но верно текущее время с концертированным, сжатым в партитуру, почти взрывоопасным музыкальным временем, которое стремительно, как кометы, пересекает судьбы оперных героев. Я озиралась вокруг себя: Я пыталась догнать эти доблестные тени, уносившиеся в высокие слои атмосферы, как Паоло и Франческа, не щадя себя завязывала знакомства с людьми, судьбы которых, как мне казалось, чреваты огромными потрясениями, взрывом новых, чистых сюжетов, бескомпромиссных эмоций, но проходило время, и люди, и созданные ими легенды покрывались толстой пылью повседневности, на которой удобно было пальцем выводить приговор: К их чувствам все время что-то примешивалось: Придя однажды на день рождения к другу, я подарила ему бутылку коньяка, который мы решили распить ровно через десять лет; и меня больно поразило, что друг на следующий же день опустошил бутылку, сократив время нашей дружбы.

Я сочувствовала одной влюбленной паре, которая соединилась против воли родителей, отказавших им в благословении и лишивших своей поддержки. Античный хор наших общих знакомых предрекал, что они поиграют в высокое чувство и независимость и разбегутся по родным гнездам уже от одной непривычки к сухомятке, -- так и вышло. Таких случаев было много, и я поняла, что все это давно носится в воздухе -- предательство и скука, что они вошли в состав воздуха и души, что легкие не могут дышать ничем иным, кроме как скукой и предательством, что жизнь давно исчерпала себя в сюжетах и перекочевала в глубоко материальный мир.

И я была рада хоть на время вычесть себя из. Время действия -- зима, и только зима, будто все нити моей детской памяти затянуло в ткацкий станок вьюги, сплетающей на стекле морозные лилии, птичьи перья, султаны древних шлемов, все вместе похожие на заглохший сад с дико блуждающими в нем деревами, уходящими своими корнями в далекую от солнца ледяную планету.

Место действия -- "объект", так называется эта планета, объект особого назначения, который, как спутник Земли, имеет особого назначения орбиту. Я мало что знаю о. То, что написано в моем свидетельстве о рождении, -- неправда, я родилась не в городе Касли Челябинской области, это написали нарочно, чтобы никто никогда не узнал, где я родилась.

Родилась я в амбулатории, что в нескольких десятках метров от нашего деревянного коттеджа. Там Ангелина Пименовна работает всяческим врачом и ветеринаром -- ее привезли сюда из тех же мест, что и моего отца, и дали ей в помощь вольнонаемную медсестру.