Смотреть гурген желает познакомиться

Гурген Топузян на лапах - Смотреть фильмы онлайн бесплатно

смотреть гурген желает познакомиться

Дворцы Гургена аль Рашида .. Тбилиси. Местные армяне-халкидониты, каковых очень много в Грузинской Церкви, желают открыть приход в столице Грузии, Я очень хочу о них узнать побольше и по возможности познакомиться с ними. .. ААЦ не обязана на все смотреть глазами Константинополя Гурген продолжает искать друзей в Москве, а также чуть-чуть не вошедшего в первую часть. Если вы можете и хотите помочь авторам. Гурген продолжает искать друзей в Москве, а также чуть-чуть не вошедшего в желает познакомиться 1 neusachifi.tk?v=NAP_EsdoTOE.

Кстати, среди высших иерархов ГПЦ есть не мало армян, которые теперь или ранее по родителям стали грузинами, но есть и священники, которые открыто исповедуют свое арм. В этом отношении ситуация в РПЦ намного лучше, там, все мне известные армяне-халкидониты - священнослужители, подчеркивают свое армянство, а первый из них - епископ Серафим Мелконян, викарий Калининградской области, может его теперь уже и повысили, так как он - человек патриарха Кирилла.

А позиция Армянской Апостольской Церкви, и Вы в этом также правы, - в Грузии очень слаба, что меня удивляет. А ААЦ, в самом деле, пассивна. Это что то новое для меня, православные армяне Грузии.

Мне всегда казалось, что если армяне станут православными, то они полностью исчезнут. Ведь, когда человек меняет религию, он уже отходит от истоков. Для меня Православная Церковь- как бы националистическая.

Я не думаю, что армяне должны стать последователями этой церкви. Это прямая дорога к полной грузинизации и русификации, что и происходит. ААЦ не имеет такого веса как раньше. Вот в чем проблема. Поэтому при попустительстве нашего Эчмиадзина и наших "святых " армяне и православными станут и католиками и скоро буддистами.

Он намного патриотичней чем этот Эчмиадзинский. Арам Первый - яркая личность и настоящий армянин! Человек сам строит свой жизненный путь. Если армяне-халкидониты средневековья желали ассимилироваться, то они и ассимилировались, что произошло в Византии, когда ромеи-армяне, будучи носителями арм.

Если армяне-ромеи не желали ассимиляции, так они и оставались носителями и выразителями армянства при совмещении с ромейской культурой. Таковыми и были хай-хоромы западной Армении, донесшие свои религиозно-этнические особенности до XX века. Хочу сказать, что все зависит от самого человека. Армяне-халкидониты Тбилиси - носители двух культур, грузинской и армянской, и если они захотят, то ассимилируются, а если нет, так. Тем более, что в западной и центральной Армении халкидонитская Церковь до середины XI.

В свое время армяне-халкидониты были очень мощным эллементом в Византии и влияли на все стороны жизни Империи, но они выбрали путь добровольной ассимиляции. А вообще, проблема самосознания армян-халкидонитов пока не разобрана до конца, как хорошо об этом пишет и известный византинист В. Степаненко, и это несмотря на многочисленность трудов посвященных этой конфессиональной группе арм. ААЦ должна принять какие-то меры, однозначно! Но заметьте армяне-халкидониты делали это под нажимом и всегда было.

Византия ассимилировала армян-халкидонитов,Грузия армян-католиков Ахалцихе и Аспиндзы, а также армян Кахетии и Картли,Турция - армян всех конфессий, не говоря об Азербайджане. Получается, что армяне самовольно выбирали путь ассимиляции? Нет и опять. Есть методы воздействия на этих блудных армян, которые гонятся за куском хлеба становятся кем угодно.

В этом проблема нашей нации. Сколько грузин знаете принявщих Григорианство? Если у азербайджанских тюрков коплекс неполноценности из-за того, что они не давно сформировались как народ, что еще под вопросом, то у нас комплекс так сказать "недооценивания" своего самосознания. А ведь такая история и такая культура!

Армянский секс Прикол Секс по телефону по армянски - Youtube On Repeat

Одним словом нужно работать со всеми армянами, кто заблудился и в этом конечно несет ответственность Эчмиадзин. Так что если так пойдет, можно и отвернуться от Эчмиадзина в сторону Дома Килликийского, в сторону Антелиаса. Чтобы так твердо говорить, надо хорошо знать историю и проблему армян-халкидонитов Византии и Грузии. У Вас есть доказатальства того, что подавляющая часть армян-халкидонитов Византии приняла православие под давлением?

Я правда и охотно Вас выслушаю? Все говорит о том, что армяне-ромеи Византии принимали халкидонитство добровольно и это выбор их свободной воли, они умирали и становились мучениками Византийчской Церкви, я не буду тут перечислять всех византийских святых и церковных деятелей, так как это займет немало времени. Да, армяне-халкидониты выбирали самовольно пусть ассимиляции, так как считали халкидонитство истоной верой, а все потому, что, и я повтрорю мысль ученых византинистов, - вероисповедные принципы столяли на первом плане у средневекового человека.

Чем дальше армянин-халкидонит жил от исторической родины, тем больше он проходил путь ассимиляции, чем ближе, тем он и сохранял, что и произошло с хай-хоромами Анкийского района. А кто в заблужджении или в истине, предоставьте Богу, так как это уже - Его компетенция. Каждый из них - халкидонитов и антихалкидонитов - считал себя истинным, а другого заблудившимся. Я их за это не осуждаю. И в конце-концов после смерти Господь не спросит армянина - каким он был армянином: Феодора, кесарь Варда, имп.

Надо учитывать тот огромный пласт армяно-халкидонитского населения и особенно в восточных фемах Империи, где жиди люди с разными принципами жизни. Бог пошлет Свое еще большее благословение. Сегодня больше говорят об армянстве, нежели о христианстве, к большому прискорбию, а ведь именно христианство не раз спасало наш народ.

К девятнадцати он немного пресытился, и симпатичные девушки уже не вызывали у него вспышки низменного желания. Лишь одна категория женщин по-прежнему его волновала: Вот и сейчас Андрей ловил на себе вожделенный взгляд одной такой нимфы: Она возлежала на надувном матрасе в метре от него и делала вид, что читает.

По опыту Андрей знал, что минут через десять она отправится в море и по дороге заденет его своим бедром. Если он прореагирует на это прикосновение, то завяжется беседа, в результате которой они договорятся встретиться под маяком.

Затем они пойдут в какое-нибудь кафе на набережной, посидят там, дуя пиво или шампанское. Он закажет для нее песню, купит ей розу, скажет кучу комплиментов, в результате она пригласит его в свою съемную комнатку, в которой они займутся тем, ради чего, собственно, знакомились. А через пару дней она уедет в свой Новосибирск или Самару, где будет вплоть до зимы рассказывать о своем коротком приключении подружкам… Он же забудет ее сразу, как только она скроется в чреве аэропорта, и даже не вспомнит, как ее зовут, так стоит ли реагировать на ее прикосновение?

Андрей лениво перевернулся на живот, отворачиваясь от ищущего взгляда сексапильной блондинки. Опустил голову на гальку. Его внимание привлекла стайка смуглых цыганят, толкущихся у катамарана. Кудрявые, чернявые, вертлявые ребятишки разглядывали его с таким интересом, как будто это был космический корабль.

смотреть гурген желает познакомиться

Глядя на них, Андрей вспомнил девочку, с которой познакомился несколько лет назад на этом же пляже… Это произошло в м. Тогда четырнадцатилетний Андрей так же с семьей гостил у тетки. И так же любил являться на пляж ни свет ни заря. В тот день он строил замок из гальки. Выискивая в прозрачной утренней воде красивые камни, он забрел к самому волнорезу, где на приколе стояли лодки и катамараны.

На сиденье одного из них он увидел девочку.

смотреть гурген желает познакомиться

Ей было лет одиннадцать-двенадцать. Хрупкая, загорелая, с длинной черной косой, она сидела спиной к Андрею и самозабвенно кидала в воду камни. Груда гальки лежала рядом с ней, она брала по голышу и швыряла в волны. Метила она в такую же чернявую, как у нее, головку, но не попадала. Девочка не испугалась, но швыряться камнями перестала, а все потому, что горка метательных снарядов иссякла. Тогда она поднялась, вытянула руку и зачерпнула горсть голышей, дабы возобновить обстрел.

Андрей собрался пожурить девочку за грубость, но тут она обернулась и воззрилась на него с таким пренебрежением, что он замолчал.

Из уст маленькой девочки ругань звучала так нелепо, что Андрей рассмеялся. Андрей хотел было дать девочке подзатыльник, но передумал. В это время из моря выскочил чернявый мальчишка, тот самый, что подвергся обстрелу, и дернул воительницу за косу. Та тут же вскочила, норовя лягнуть обидчика.

При этом она кричала что-то гневное на непонятном языке и корчила рожи, а мальчишка хохотал, все сильнее накручивая на кулак ее толстую косу. Наверное, девчонке было очень больно, но она не плакала, только методично обругивала обидчика да дрыгала тонкими ногами с ободранными коленками в надежде достать до его живота жесткой пяткой. Мальчишка послушался, но девочку его капитуляция не тронула, как только ее волосы освободились от тисков, она с еще большим азартом начала дубасить противника, пустив в ход не только пятки, но и кулаки.

Когда он приподнял ее над землей, она задрала свою кудрявую головку и посмотрела на него такими глазами, что Андрей опешил. Только сейчас он заметил, как красива смуглянка. У нее был удивительный взгляд: Какое у нее лицо! Тонкое, правильное, с точеными чертами: Наверняка именно такой взгляд был у медузы Горгоны. Именно такой взгляд убивал! Нет, они совершенно не походили друг на друга. Идеально красивая, утонченная сестра и бровастый, носатый брат.

Даже их смуглость была разной: Она походила на испанскую инфанту, он на цыганенка-кочевника… Одно их объединяло — акцент, с которым они говорили по-русски, да еще облачение: Он в шорты и вылинявшую футболку, она в юбку и рубаху с оторванными рукавами. Нам постоянно их подают! Нам за представление прохожие платят. Кто деньгами, кто сладостями, а иногда… Чем иногда расплачиваются с певцами-побирушками курортники, Андрей так и не узнал: Несмотря на жару, она была одета в длинное пышное платье, штаны, сапоги и шерстяную кофту.

Судя по суровому выражению лица, она была чем-то недовольна. Наверняка своими детьми — в том, что эта женщина мать мальчишки, сомневаться не приходилось: Предположение Андрея тут же подтвердилось, так как женщина, увидев ребят, проорала на своем языке нечто грозное, а затем раздраженно махнула рукой, призывая их следовать за. Но перед тем как взобраться на лестницу, девочка обернулась и одними губами произнесла: Кара кивнула и припустила вслед за братом.

Как только они скрылись в толпе спешащих на пляж курортников, Андрей вернулся к своему галечному замку, но до самого вечера вспоминал лицо маленькой разбойницы с символичным именем КАРА… А вечером увидел ее вновь.

Он гулял по набережной в компании родителей. Импозантный, с иголочки одетый отец вел под руку утонченную, безумно красивую маму в легком розовом платье, а облаченный в небесно-голубые джинсы и белую майку Андрей шел на два шага впереди, расточая улыбки симпатичным девочкам и их мамашам.

Минут через двадцать он планировал отделиться от родителей — как ни приятно ему было их общество, а одному гулять по набережной лучше: Значит, придется втихаря попросить у мамы — то, что дал ему отец, Андрей давно прогулял. Пока он раздумывал над тем, как улучить момент, чтобы обратиться к матери с просьбой, родители остановились около уличного художника, рисующего шаржи. Но Андрей не подошел — его внимание привлекла кучка народа, собравшаяся около парапета.

Человек двадцать курортников, обступив кого-то, смеялись и хлопали в ладоши. Наверное, перед ними выступал какой-нибудь клоун или дрессировщик с обезьянкой. Скорее последнее, так как животные пользовались у публики наибольшим успехом.

Чтобы удостовериться в правильности своей догадки, Андрей влился в толпу. Перед праздной публикой выступали не животные, а люди. Две девочки и два мальчика. Ребята танцевали, вскидывая коленки, приседая, хлопая себя по бокам, тряся нечесаными кудрями.

Одна из девчонок пела, вторая ей аккомпанировала на бубне. К моменту, когда Андрей подошел, выступление уже заканчивалось. Но цыганята на бис решили исполнить еще один номер. Публика зааплодировала, а на передний план выдвинулась девочка с бубном, только теперь инструмента при ней не было, зато на плечах появилась шаль, как потом оказалось, символизирующая крылья.

Она выставила вперед босую ножку с вытянутым носком, согнулась, опустила руки к асфальту, склонила головку, закрыла глаза и замерла, будто ожидая, когда зазвучит музыка. Несколько секунд она простояла так, потом резко распрямилась, вытянулась в струну, взмахнула кистями рук и начала свой танец умирающего лебедя. К счастью, длился он не очень долго, иначе зрители умерли бы от смеха, потому что девочка-лебедь умирала до того потешно, что спокойно смотреть на это было невозможно.

Русского или, например, поляка. И точно, как только танцовщица поднялась, ее товарищи кинулись к публике с протянутыми ладошками.

Одна Кара не двинулась с места. С надменным, как у примадонны, видом она начала раскланиваться. На деньги, протянутые ей Андреем, даже не взглянула, их выхватила из его рук вторая девочка. Собрав гонорар за выступление, цыганята убежали. Но Кара, перед тем как сорваться с места, сделала шаг к Андрею и быстро прошептала: После этого она унеслась вслед за своими товарищами, подобрав длинную юбку. А Андрей, вместо того чтобы, отсоединившись от родителей, пуститься в вольное плавание по набережной, ушел домой.

Ему не хотелось гулять, не хотелось флиртовать, кутить и курить. Больше всего в тот момент он желал, чтобы побыстрее наступило завтра… И когда оно наконец наступило, он примчался на пляж, разбитый и больной от недосыпа. Лег у катамарана и стал ждать.

Ни в этот день, ни на следующий Кара не пришла. Больше он вообще не встречал ни ее, ни брата. Очевидно, табор перекочевал в другой город. Со временем Андрей забыл о Каре и вот, увидев цыганят возле катамарана, вспомнил. Ей сейчас лет семнадцать, восемнадцать. Наверное, она вышла замуж — цыгане, как известно, рано женятся, быть может, она уже ребенка родила, а то и двух. Обабилась, погрубела, потолстела, обросла усами. Теперь она не танцует, а гадает или торгует фальшивой французской помадой.

От этих мыслей почему-то стало грустно, и Андрей решил подняться на набережную, чтобы выпить в кафе пива. Он встал с камней, взял кошелек, обул сланцы.

гурген желает познакомиться 2

Не обращая внимания на приглашающий взгляд блондинки, направился к лестнице. В кафе он взял кружку пива и вареных раков. Пока пил, рассматривал фланирующих по набережной дам. Благодаря моде на бикини он мог оценить не только лица, ноги, плечи, но и ягодицы с грудью. Вдруг среди оголенных беспечных людей он увидел необычную девушку.

Очень юная и очень красивая брюнетка быстро шла сквозь толпу, легко ступая босыми ногами по мостовой. Она была одета в длинную многоярусную юбку и изрядно поношенную рубаху с пышными рукавами. На ее шее висели гирлянды дешевых медных бус, а в нечесаных волосах белел цветок жасмина. Тут же на ее зов примчались давешние цыганята, обступили ее и загалдели. Андрей вскочил со стула, чтобы лучше рассмотреть девушку. Тоненькая, невысокая, с маленькой узкой ножкой, ей нельзя было дать больше пятнадцати.

Значит, не она… Или? Немного смущенный Андрей вернулся за столик, быстро допил пиво и собрался уже покинуть кафе, как стоящий за стойкой бармен позвал его кивком головы. Если хочешь ее видеть, подгребай часам к десяти — не ошибешься… Андрей поблагодарил сердобольного бармена, но для себя решил, что ни к какому пирсу вечером не пойдет — зачем? Да, когда-то Кара ему очень нравилась.

Можно сказать, он был в нее по-настоящему влюблен — чисто, бескорыстно, как-то по-детски… Да-да, именно по-детски, ибо любовь к Каре была последним платоническим чувством, которое он испытал. После он увлекался только теми, кто мог подарить ему наслаждение… А что ему может дать Кара? Хотя она, безусловно, превратилась в роскошную девушку, и теперь ее можно было бы полюбить не только платонически, но нужен ли ему секс с немытой цыганкой?

К его услугам холеные русские курортницы, пылкие местные красотки, раскрепощенные иностранки вчера он познакомился с двумя кенийкамиа он пойдет искать встречи с какой-то дикаркой? Пусть Кара остается в его юношеских воспоминаниях, именно там ей место… Так он уговаривал себя целый день.

Но в десять вечера, несмотря ни на что, приплелся к пирсу. Кара была там — танцевала перед десятком курортников. Дерзкая маленькая чертовка с глазами серны. Она почти не изменилась. Повзрослела, конечно, но не настолько, чтобы ее не узнать. Так же бездарно, как раньше, но не так смешно. Вокруг нее вились ее маленькие чернявые сородичи, стуча в бубен, тряся кудрями, сверкая черными пятками. Когда выступление закончилось и подтанцовка кинулась собирать плату с зевак, Кара вышла на поклон с самодовольной, дерзкой физиономией уставшей от успеха примы.

С этой же миной она приняла у Андрея деньги — он не стал давать их пацанятам, а протянул томно взирающей на толпу Каре. Но когда он отошел, она бросила на него совсем другой взгляд: И он понял, что она его узнала. Подбодренный этим взглядом, Андрей собрался заговорить с девушкой, но она громко рассмеялась, оттолкнула его и бросилась бежать. А за ней, громко вереща, кинулись ее оруженосцы. Не место им в курортной зоне! Кому такие грязнули нужны?

В обсуждение этой темы включились еще несколько человек, но Андрей не стал принимать в нем участие, он отделился от толпы, направившись в ту сторону, где, по его разумению, протекала речка, рядом с которой разбили свой лагерь цыгане. Вдруг он понял, что очень хочет видеть Кару. Хотя бы видеть, а там… Там будь что будет! Цыганское стойбище он нашел довольно. Еще издали он увидел яркое пятно костра. А подойдя ближе, разглядел палатки и людей, сидящих на земле.

Они что-то ели, хлебая ложками из котелка, висящего над огнем. Андрей не увидел у костра ни одного взрослого мужчины, только женщин и детей как потом оказалось, мужчины уже поели и отдыхали в палаткахно Кары среди них не.

Ты ведь к ней? Я такой же была… Нет, я была лучше! Моряком вроде… Он не. Влюбился в меня, жениться хотел, да я не пошла… Зря, наверное! Меня, когда узнали, что я брюхатая, из ансамбля выгнали… Помотаться пришлось, пока своих нашла… Я ж из табора девочкой сбежала. Постояла, покачиваясь, несколько секунд, потом спросила: Скажи, что конкретно хочешь! Она все подряд не делает. Он никогда не слышал из уст матерей таких предложений. Но пьяная цыганка не отставала: Берешь девку на ночь?

Или тебе часа хватит? За ночь тридцать… Если у тебя, конечно, есть баксы… В рублях дороже будет… Баксы у Андрея. Он вытащил из портмоне пятьдесят долларов, брезгливо сунул их цыганке и спросил нетерпеливо: Тот оттолкнул пса и нырнул в брезентовое убежище.

Через минуту из его нутра показалась еще более взлохмаченная, но по-прежнему украшенная цветком уже подвядшим голова Кары. Мать жестом подозвала дочь к себе, а когда та подошла, шепнула ей на ухо несколько слов, после чего удалилась к костру.

Оставшись наедине с Карой, Андрей заговорил: Только с теми, кто мне нравится. Ты заплатил пятьдесят долларов за прогулку? Ты не обязана… Он запнулся, а Кара заполнила паузу переливчатым смехом. Ты такой глупый… Сказав это, она счастливо улыбнулась, схватила его за руку и побежала прочь от лагеря. Когда огонь костра стал далеким, Кара остановилась, развернулась к Андрею, тесно прижалась к нему всем своим тонким телом, будто хотела приклеиться, и зашептала: Я выбрала тебя… Давным-давно выбрала.

Пять лет назад я решила, что ты будешь моим… Я знала, что мы встретимся. Меня можно только случайно встретить. Для этого ей пришлось встать на носочки. Зато от нее костром, пылью, грязной одеждой и чуточку диким жасмином очевидно, именно его цветки украшали ее волосы. При этом запаха пота и немытого тела он не почувствовал. С этими словами она сорвала с себя блузку, молниеносно выскользнула из юбки и осталась совершенно голой. Тело у нее оказалось на удивление зрелым и очень гармоничным: Она с достоинством кивнула, принимая комплимент.

Он прижал ее к себе, ощутив каждой клеточкой своего тела ее жар, ее нетерпение и желание. Рубашка мешала — он сорвал. Вырванные с корнем пуговицы рассыпались в разные стороны. Брюки, ботинки, носки, трусы полетели в темноту. Кара запрыгнула на Андрея. Как обезьянка вскарабкалась по его длинному телу, чтобы удобнее было терзать его рот.

Неумело присасываясь, кусаясь, стукаясь своими зубами об его, она стонала и бормотала что-то на своем языке. Когда же его губы заболели от ее поцелуев, Кара сползла вниз, упала на спину, протянула к нему руки и прошептала: Андрей не знал, сколько времени прошло, прежде чем он смог от нее оторваться. Часа два, не меньше. Да и оторвался только потому, что стало прохладно от росы и пришлось одеться. Напялив на себя свое тряпье, Кара, как кошка, свернулась на коленях Андрея, обхватила его талию руками и задремала.

Пока она спала, он прислушивался к собственным ощущениям. Они были новыми, странными, пугающими. То, что ни с одной женщиной ему не было так хорошо, Андрея удивляло меньше всего — он подозревал, что именно так и. А вот почему к чувству глубокого удовлетворения прибавилось еще что-то, нежное, щемящее, он не понимал… Что это за чувство, от которого так сладко ноет сердце?

Но почему именно к НЕЙ? К этой дикой, немытой, необразованной девчонке, пахнущей гарью и пылью? Почему не к другой, утонченной, холеной, успешной?

Я совсем тебе не подхожу! Широко раскрытыми глазами посмотрела в небо. Клянусь себе, что забуду тебя… Мне надо было полюбить. Для всех я шлюха. Выпалив это, Кара уткнулась носом в живот Андрея и едва слышно произнесла: Прижавшись холодным носом к его шее, Кара зашептала: Судьба нас свела, она и разведет… Ты больше меня не увидишь… Когда не видишь, легче забыть.

Ты не можешь остаться? Она сама когда-то сбежала из табора, и ничего хорошего из этого не вышло. Когда она вернулась с прижитым от чужака ребенком, ее приняли, но перестали уважать… И замуж никто не хотел брать. Только старый Миро согласился.

Тот, которого ты когда-то обстреливала камнями? Особенно после того, как Миро умер… Он раньше ей запрещал — у нас нет такого, чтобы женщина пила, а теперь запрещать некому, вот она и сорвалась… Так что я теперь обо всех забочусь. Всех кормлю, пою… Зарабатываю везде, где. Ты хочешь жить с цыганским проклятием? Он поцеловал ее в смеющиеся губы и сказал: Только сначала мне надо сбегать домой. Посиди тут, я скоро… Он вернулся к Каре через час.

Еще через полчаса предстал пред мутными очами ее матери. И уговорил ее отпустить дочь с. Согласилась та не. Андрею пришлось выслушать тирады брани, увидеть море фальшивых пьяных слез. Но когда он бросил к ногам цыганки десять пачек по тысяче долларов, она заткнулась. Вместе с благословением Кара получила приданое: Сложив все это добро в матерчатый мешок и прихватив свидетельство о рождении семнадцатилетняя Кара не имела паспортаона ушла из табора.

Ушла, ни разу не оглянувшись на затухающее пламя костра — она решила, что больше туда не вернется… Ни за что! Она не повторит ошибок своей матери. Даже если Андрей ее бросит — хоть завтра, хоть через год, хоть беременную, хоть с двумя детьми — она все равно не вернется в табор! В одном был уверен — его семья ни за что не примет Кару. Они будут в ужасе от его выбора! Их красивый, умный, перспективный внук, сын, брат, племянник связался с оборванкой.

И ладно бы просто с девочкой из малообеспеченной семьи, а то ведь с цыганкой из табора! Такая не пара их Дюсику… Не пара. Более того, он думал так. Но ничего не мог с собой поделать — жизнь без КАРЫ казалась ему теперь пустой, серой, безрадостной… Не жизнь, а смерть! И его родные должны это понять. Кара поняла, она сосредоточенно кивнула и унеслась к речке умываться. Вернулась она через десять минут вся мокрая. Сырыми были волосы, одежда, кожа. Пока они брели через весь город к особняку тетки, одежда действительно высохла, как и волосы.

Кара пригладила их щербатой расческой, украсила ярко-розовым цветком, сорванным в палисаднике какого-то дома. Умытая и причесанная, свежая, персиково-румяная, нежная, яркоглазая, похожая на маленького эльфа, она робко ступила на порог двухэтажного особняка. Андрей отпер дверь, взял Кару за руку и ввел ее в просторную столовую, где за завтраком собралась вся семья. Когда лица жующих родственников повернулись в его сторону, сказал по-русски, чтобы и Кара поняла его: Услышав эту новость, Марианна нервно рассмеялась, мама недоуменно приподняла брови, отец нахмурился, бабушка покачала головой, тетка выронила ложку, Гурген с Федором обменялись гримасами.

Никто из них не поверил в серьезность его заявления. Не видишь, у нас гости! Пела она так же, как и танцевала, то есть ужасно. Но ее старания вызвали доброжелательную улыбку бабушки Бэлы Ашотовны, а это многого стоило — в семье Караян она была непререкаемым авторитетом.

Отец удивленно воззрился на Кару и протянул: Тебе вообще еще рано думать о браке, пусть и гражданском! Ты только на третий курс перешел! Тут в спор вступила тетка: Они разбегутся через месяц! Дюся наш наиграется и бросит ее! Неужели ты не видишь, кого он привел?

Тебе не нравилось, что он азербайджанец, не нравилось, что ресторанный певец, не нравилось, что разведен! Ты говорила, что он голодранец, дешевка, пьянь, что он меня не достоин! Ты выгнала его, а мне запретила с ним видеться! Ты сбежала с ним в Ростов! Вышла за него замуж, родила Федьку! А потом не знала, как от мужа своего, пьяницы и дебошира, отделаться!

Спасибо Карэну, увез тебя от него, беременную Гургеном, иначе муженек забил бы тебя до смерти! Не давила бы я на тебя, глядишь, ты бы сама поняла, какой твой Гарик выродок, и не было бы в твоей жизни этого ужасного брака!

Андрей не очень хорошо понимал суть спора — он совсем плохо говорил по-гречески, но уяснил одно: От этого ему сразу стало спокойнее. Он знал, что к ее мнению прислушиваются все, в том числе отец. Он даже женился с ее благословения. Взрослый, самостоятельный, бывалый Карэн, он же Барс, гроза абхазской братвы, ни за что не привел бы в дом женщину, которая не понравилась его матери.

Бэла Ашотовна подняла троих детей в одиночку муж ее погиб в сорок пятом под Берлиноммногим ради них пожертвовала, и они, все трое, безмерно ее уважали. От меня семья Ованеса плакала! Но Караяны были интеллигентными людьми, они не выказывали своего превосходства, более того, они помогли мне стать лучше… Благодаря им я получила высшее образование, стала настоящей леди.

Они знали, что обречены… У папы Ованеса было много врагов, в итоге на него кто-то написал донос. Свекровь моя умерла в лагерях. Нас с Ованесом это не коснулось, быть может, потому, что мы перебрались из Ленинграда, где жили, в Сухуми. Вдруг она его судьба? Ну ладно, пусть живут! Только если завшивеешь, не жалуйся — сама ввела в дом эту бродяжку! Обед в два, просьба не опаздывать! И запиши ее к парикмахеру… Пока он раздавал распоряжения, бабушка склонилась к Каре и тихо-тихо спросила: Бэла Ашотовна, как всегда, оказалась права — спустя шесть недель ровно столько делали паспорт Каре молодые люди поженились.

Каролина Каролина проснулась от крика. Это орал Гриня из Ростова, ее жилец с первого этажа. Орал он каждое утро то на жену, то на детей, то на соседей и вечно требовал от своей бессловесной супруги горячего обеда.

Из-за чего бедняжка, вместо того чтобы загорать на пляже, все дни простаивала у плиты, выбираясь на море только под вечер. Гриню Каролина терпеть не могла, его супруга ее раздражала она не понимала, как можно позволять так с собой обращатьсядети приводили в ужас своей наглостью, поэтому она считала дни до их отъезда. К счастью, оставалось всего три, а там в просторную четырехместку въедет кто-то. Пока же приходилось терпеть ор постоянно голодного Грини, вечное присутствие на своей кухне его жены, а также вороватость детей, которые тащили все, что плохо лежит, начиная от чужих газет и заканчивая курагой в хозяйской кладовке.

Конечно, не факт, что другие жильцы будут лучше, но Каролина очень на это надеялась. А то я уже задолбался детям на пирожные отстегивать! Услышав это, Каролина вскочила с кровати, подбежала к окну, высунулась в него по пояс и сердито крикнула: Вы и так у меня весь газ израсходовали! Он у нас, между прочим, привозной! Я за хату тебе большие деньги плачу! Проорав это, Каролина захлопнула ставни и размашистой походкой направилась в коридор, где располагался общий туалет.

Несмотря на то что она старалась не сдавать второй этаж, чтобы оставить свое пространство неприкосновенным, иногда приходилось поступаться принципами и пускать жильцов в смежную со своей комнату. А все из-за денег! На работе получала она до смешного мало, даром что трудилась диджеем на Сочинском радио — вела вечерние выпуски с пятницы по воскресенье. И беда была в том, что содержать приходилось не только себя, но и старый дом, доставшийся от мамы.

А в нем то крыша текла, то водопровод, то стены прогнивали, то пол. Соседи давно старые халупы сломали, возведя на их месте современные коттеджи, а она все латала свою развалюху.

А все потому, что жила одна и помощи ждать было неоткуда: Она и Каролину с собой звала, да младшенькая не поехала. Не поехала по двум причинам: Голубые джинсы и белая маечка, которые она приготовила с вечера, аккуратно лежали поперек стула. Она взяла вещи, натянула на себя, шагнула к зеркалу. Джинсы сидели идеально на ее стройной фигуре, а вот майка не очень — бюст у Каролины был стыдного для взрослой женщины нулевого размера, поэтому в том месте, где у других имелась ложбинка, у нее не было и намека на какую-либо пышность.

К счастью, особых комплексов Каролина из-за этого не испытывала, но все же не отказалась бы хотя бы от первого размера, не говоря уже о втором… В кого она, интересно, уродилась такой костлявой?

Мама ее была очень упитанной женщиной, сестра тоже не худышка, а вот Каролина при росте сто семьдесят пять весила пятьдесят пять килограммов. Каролина приглашения принимала, но о карьере манекенщицы не мечтала даже в ранней юности, знала, что большого успеха не добьется, а быть безликой вешалкой не хотелось. Вот если бы господь дал ей такое лицо, как сестре, тогда да… Но Каролина на нее была совершенно не похожа. Она была миленькой, но и только, а вот Даша уродилась настоящей красавицей.

В детстве она походила на хорошенькую германскую куколку с огромными синими глазами и черными кудряшками, в юности — на маленькую восточную принцессу. В зрелости если можно назвать зрелостью двадцатилетие — на голливудскую диву Элизабет Тейлор — у нее было такое же точеное лицо, такая же грива волос, такие же пронзительные глаза и такая же пышная фигура. Пожалуй, чересчур пышная, чтобы быть красивой. Но Дашка не хотела худеть.